к вопросу о моральном суждении

" Потому что до тех пор, пока находится хотя бы один человек, который не боится публично высказать свою, отличную от официальной, точку зрения, его современники лишаются права в будущем сказать, что они не знали, не догадывались или не имели возможности возразить официальной идеологии".

http://www.vedomosti.ru/opinion/columns/2015/03/19/segodnyashnii-protest-eto-neobhodimost-ne-poteryat-sebya




 

    Речь не только об элементарном самостоянии, то есть о первичной антропологической характеристике (хотя и об этом - тоже); речь о суверенности самого морального суждения. Господство имеет своей обязательной предпосылкой погружение морального суждения в стихию чистой неопределенности (как бы она ни задавалась  тематически). По существу, это  все та же полемика Платона с софистами. Но важно отличие: на место "обычая" и, говоря современнее, "соглашения", ставится некая витальная и как бы витающая надо всеми стихия.

  Эта метаморфоза, в конечном счете, связана с неустранимым отзвуком христианского наследия и свидетельствует о том, что актуальный  политический и социальный горизонт, по-видимому, точнее всего выражается в терминах еретического сознания, что, заметим, делает все тему внутрицерковной - прежде всего.

   

ИГИЛ сровнял с землей историю Ассирии

https://news.mail.ru/incident/21296437/?frommail=1

    Что говорят такие "эксцессы" - в собственно теоретическом плане, - это то, что никакого "столкновения цивилизаций" попросту нет. Нет самой тяги "обращения к корням", самого "примордиального импульса". Что есть? - вопрос "темный", поскольку этот вопрос идет из существа "темной поры". Мы видим, прежде всего, "пристращение" человека к многообразным "дивайсам", образующих фактуру видоизмененнного до полной неузнаваемости Святого. Чемпионами среди них оказываются "виды" оружия: калашников, дрон etc. образуют подлинный пантеон "нового религиозного сознания"

Непоправимо белые страницы Ирина Павлова, 18.03.2013 http://grani.ru/opinion/m.212700.html

Все сказанное, несомненно, верно. Надо вдуматься: что именно из советского проекта восстанавливается в "путинском проекте" (хотя понятно, что персоналия эта условна - задел на реализацию этого проекта идет издалека, как минимум из невнятицы эпохи раннего Ельцина)? Что стоит за этой кажущейся увлеченностью "крупной формой"? По-видимому, только одно - экспозиция механизмов принуждения. Ну, не нужно было советской номенклатуре ничего иного, кроме принуждения, идущего разом в двух модусах - на подводном уровне ежедневного отъема дыхания и на внешнем уровне экспонированной "мощи". В новом "проекте" востребуется это и только это - как его простая эссенция

 ВЗГЛЯД / Вице-спикер Сейма Латвии: Нападки на «Иронию судьбы» необоснованны

Фильм "Ирония судьбы" не просто "инфицирован советским", он представляет собой его смысловое резюме. Реальность не нуждается в объяснении, ее сокровенное содержание вообще лежит в стороне от стратегии объяснения, поскольку ее родиной является обетование сказки.
Единый дискурс Запада подвергся внутреннему расщеплению: возникла топика индивидуального тела, находящаяся в непрестанном пререкании с топикой тела социального. Психологические, социологические, экономические фигуры и диспозиции в своей никогда не исчезающей до конца целостности вызывают драматические коллизии, в сочувственном переживании которых западный человек угадывает угасающий след катарсического сострадания, единящего всех в универсальном поле стоического страдания.
Уход от страдания, возлагающий эту ношу на все более одинокую фигуру Властителя, является универсальным экзистенциальным жестом навсегда разводящим "землю сказки" и "небо жестоких решений".

Антимагнистский закон - 3

Главное в здании, где заключена Власть, - это высота и массивность входной двери. Дело не в отвоевываемом уважении и даже не в том, что простор над головой дает шанс сравняться с облаком, обретя способность "облачной" мысли и вобрав в себя настигающую всех неотвратимость и незнакомость ангела.
Всего этого, по правде, нет. Это - литературное сопровождение некоторого события, носящего медицинский характер. Оно типологически сходно с вживлением искусственного сустава. Власть проникает до костей ("до раздрания плоти") ее бедных адептов, этих навсегда осиротевших "детей полка". Что с того, что боль от этой инсталляции машинки власти в некогда теплой внутренности НЕ ЗАМЕЧАЕТСЯ?

От того она не перестает быть последним представимым страданием.

Следует видеть в этом немыслимом законодательном жесте ПРИЗНАНИЕ

Антимагнистский закон - 2

Есть вид зависти: не чужому богатству, не удаче, но СУДЬБЕ. "Мы себе тихо подворовывали, когда надо - прикидывались веткой или замирали со слегка открытым ртом. Вы думаете, это легко?"

А тут - какие-то маргиналы. Они, видите ли, родились калеками-сиротами, а потому - вот им и судьба в руки? Мы никак не полагали, что яблоки будут цвести где-то в ином месте, чем на Марсе. Любовь, самоотвержение, жизнь сквозь болезнь с головой, не спрятанной в карман, - попомните нашу мужскую слезу: "Не бывать!"

"Анти-Магнитский закон"

Что показали крепко "думающие" люди? Что думают они, и правда, крепко. Своим мышлением они пронзают толщу фактических обстоятельств, сложенных из "слишком человеческих"чувств, вскрывая, тем самым, потаенную суть всего случающегося в мире. Громовая истина состоит в одном и неотвратимом - 'нет ничего, кроме политики". Кругом и всюду, за всем маревом сантиментов и моральных точек зрения, которыми тешатся лишенные высшей страсти проницать умом видимую фактуру жизни, стоят лишь политические позиции, одна лишь холодная игра соотносящихся сил. 'Во мнении - кислое, во мнении - сладкое. По истине же - атомы и пустота".

Перефразируя заключительное положение "Мифа о Сизифе", мы готовы, с полным осознанием меры несчастья отлученных от ребяческого неведения, сказать: "Следует считать их несчастными"

На перегоне мерзости -2

Пора "мерзкого времени" - это вкрапление внечеловеческого в ткань повседневности, моделируемой "менеджерами смерти", - характеризуется прежде всего одним: насилием как заурядной привычкой, легко достижимой формой релаксации и как садистским горизонтом примитивно выстраиваемой личностной идентичности. Всегда и прежде всего - речь тут идет о снижении, о падении ниже антропологической планки.

"Нас сомнут"... "Жуки и вороны" хорошо осведомлены о том, что их притязания на человеческий суверенитет - вне какой-либо моральной санкции и правового обеспечения, а потому резонно боятся - "сомнут!"

На перегоне мерзости

Перед Путиным стоит такой же выбор, как перед Сталиным | KM.RU


   
  Мерзость пополам с глупостью не перестает быть мерзостью. Вернее, мерзость просто глупа, глупость изнутри подсвечивает ее фальшивым светом, с какой бы кажущейся "рациональностью" не выступали апологеты "мерзкого времени". История заслуживает того, чтобы просто быть, если в ней реализуются человеческие цели. Если же в ней реализуются цели коршунов (скажем, "жуков и ворон"), то она перестает быть Историей в собственном - человеческом - смысле слова. Она становится временем вторжение внечеловеческого в человеческий порядок. Надо понимать, что такая угроза перед человеком стоит всегда. В трезвом понимании этого - собственно человеческий ум.

 ВЗГЛЯД / «Нужен новый духовный лидер»

http://vz.ru/politics/2012/9/21/599012.html


     Власть предлагает себя в качестве универсального сервис-центра по адаптации индивидуальной вины каждого к социально правомерному ее использованию и к последующему ее техническому обслуживанию. "Рассерженный горожанин" транспонирует эту ключевую внутреннюю категорию в жест социальной умеренной критики, тем самым создавая "умеренно-вредного" Отца фрейдовсколй антропологии. Может быть сделан еще один шаг - для большего раздразнивания этого рукотворнгого Отца. Случай Pussy Riot тому наглядная иллюстрация. Между ними и хулимым ими персонажем не проложена никакая существенная грань: речь идет лишь о распределении ролей и совместном потреблении психологического довольства.